Rambler's Top100
Рецензии на книгу





«Русская эмиграция: литература, история, кинолетопись»




вернуться к списку рецензий на эту книгу



[15 июля 2004 г.]
О гениях и кактусах
Автор: Михаил Эдельштейн

Русский Журнал / Обзоры / Литература

...Важные штрихи в коллективный портрет эмиграции первой (по преимуществу) волны вносит вышедший в издательстве "Мосты культуры" сборник "Русская эмиграция: Литература. История. Кинолетопись" (редакторы В.Хазан, И.Белобровцева, С.Доценко), объединяющий материалы международной конференции, прошедшей почти два года назад в Таллине. Большую часть тома занимают публикации или статьи, вводящие в научный оборот те или иные архивные материалы. И это правильно - историко-литературные штудии в последнее время по большей части интереснее теоретических. Даже обзорные по существу работы, такие как статья С.Исакова об отзывах эмигрантской критики на творчество Игоря Северянина, оказываются исключительно любопытны за счет концентрации большого количества малоизвестных сведений.
Ничуть не умаляя достоинств всех вошедших в сборник работ (отмечу попутно очень ровный состав авторов), позволю себе подробнее остановиться на двух из них. Петербургский ученый Б.Колоницкий рассматривает историю дневника Зинаиды Гиппиус за 1914-1918 годы - так называемой "Синей книги" - и показывает, как правила Гиппиус текст в конце 1920-х, при подготовке его к печати. Из дневника изымались негативные отзывы о Николае II и положительные - о Керенском, менялись оценки Л.Андреева и М.Горького. Более того, Б.Колоницкий убедительно доказывает, что и исходная редакция записей Гиппиус едва ли может быть названа дневником в полном смысле слова: многие фрагменты хранящейся в РНБ рукописи представляют собой практически дословные выписки из дневника Д.Философова за тот же период. После работы Б.Колоницкого слово "дневник" применительно к "Синей книге" придется заключать в кавычки.
Чешский исследователь Т.Гланц публикует ряд документов, относящихся к 1933 году, когда Роман Якобсон пытался получить (и в конце концов получил) место доцента русской филологии в Брненском университете. Два из них - это отзывы оппонентов Якобсона, англиста Ф.Худобы и античника Ф.Новотны, считавших, что новый преподаватель не имеет права работать с чешскими студентами. Дело в том, что русский лингвист зарекомендовал себя к тому времени последовательным борцом с языковым пуризмом и противником кампании за очищение чешского языка от германизмов, а оба почтенных профессора, как легко догадаться, в означенной кампании как раз и принимали посильное участие. Так как никакой лингвистической аргументации в поддержку своей позиции Худоба и Новотны, естественно, привести не могли (трудно поспорить с утверждением, что призывы к борьбе с заимствованиями "не могут быть научно обоснованы"), им пришлось компенсировать ее отсутствие избытком пафоса и восклицательных знаков ("Мы, чехи, - не немцы, говорящие по-чешски, и нам не безразлично, будет ли наш язык убогой чешско-немецкой тарабарщиной" и т.д.) и упирать на то, что их оппонент - "иностранец, только недавно кое-как научившийся говорить по-чешски". Я бы сказал, что вся эта история - хороший урок любителям превращать науку в служанку идеологии, да подобные персонажи обучению не поддаются.
В общем, книга получилась хорошая. А хорошей книге обычно все на пользу. Данный случай не исключение. Достоинства таллинско-московско-иерусалимского сборника прирастают опечатками. Например, на 21-й странице вместо "единица хранения" напечатано "единица знамения". Отлично сказано.