Rambler's Top100
Рецензии на книгу





«Надежда» — Герман Вук




вернуться к списку рецензий на эту книгу



[27 мая 2004 г.]
НАДЕЖДА – ТОЛЬКО НА СЕБЯ
Автор: Дмитрий Прокофьев - Журнал "Лехаим" №4, 2004

«Эксодус», конечно, все читали. Мое поколение – в «засылочном» варианте (глухая обложка без названия, папиросная бумага, чтобы больше экземпляров можно было провезти в Союз); нынешние молодые – в двух томах с картинками. «Три мушкетера» для подростков, радостно ненавидящих красную власть, бестселлер тупо-злобных брежневских лет, когда хорошие мальчики и девочки были настроены произраильски не потому, что Израиль – еврейское государство, а потому, что он вызывает такой истерический визг коммунистических пропагандистов.
«Надежда» – книга про то же самое: про израильские войны, про израильские победы над красными и их арабскими подельниками. И написана в том же ключе – простой язык, много action, мало (почти совсем нет) переживаний. Разумеется, не «высокая литература»: без стилистических изысков, без возможностей двойного прочтения. Читатель ни разу не может задать себе вопрос: «А что автор хотел этим сказать?» Однако после прочтения первых нескольких десятков страниц возникает другой вопрос: а зачем нам еще один «Эксодус»? Тем более сейчас, когда красных загнали в такую дальнюю подворотню, что даже ненавидеть их как-то неинтересно.
Но не стоит торопиться и закрывать книгу в самом начале. Давайте продолжим чтение: очень скоро мы начнем понимать, что роман Германа Вука – совсем не то, что был роман Леона Юриса. Он написан в другое время, когда главным врагом хороших мальчиков и девочек стал уже не тупо-злобный коммунизм, а тупо-слюнявая политкорректность. И точно так же, как чтение «Эксодуса» в свое время давало хорошую прививку от лупящей со всех сторон красной пропаганды, – чтение «Надежды», как мне кажется, может существенно улучшить иммунитет от повсеместной пропаганды «розовых».
На самом деле «Эксодус» создал для нас в 70-е годы миф. Миф о «хороших парнях», которые обязательно надерут задницу «плохим парням». «Чапаев» наизнанку, «Неуловимые мстители», поставленные с ног на голову (на самом деле, конечно – с головы на ноги, потому что хорошие парни никак не могли быть с красными заодно). Мы нуждались в мифе, потому что реальность была тошнотворна и в будущем обещала становиться только хуже.
Герман Вук в «Надежде» старательно разрушает мифы. Первым делом демифологизирует образы «хороших парней». Они несовершенны (почти как мы), постоянно путаются в любовных историях, в общем – не слишком счастливы. Больше тянут лямку, чем воплощают идеал. Да и война у них получается достаточно несуразная – если молниеносную операцию хорошие парни еще могут выполнить «для учебника», как Чапаев и Ганнибал, то, стоит войне затянуться, сразу же танки идут не туда, авиация по ошибке бомбит союзнический корабль, а геройский генерал гибнет от случайного выстрела собственного часового, принявшего его за араба.
Впрочем – «кто возьмется решать, где бардак, а где нет»? Герман Вук серьезно подготовился, исторические события он описывает с максимальной достоверностью – в точности как Ури Мильштейн, ведущий историк израильских войн. Но перед нами не исторический трактат, а литературное произведение, смысл «точности деталей» здесь другой. Писатель бросает вызов политкорректной пошлости, сейчас, как и тогда, требующей от воюющей стороны быть святее папы римского – причем, разумеется, только от одной воюющей стороны.
О другой стороне даже Герман Вук не решается сказать всю правду. Иногда ему удается преодолеть внутреннего цензора, именуемого на политкорректном сленге «взвешенным подходом»; но далеко не всегда. В какой-то момент он идет по пути наименьшего сопротивления, рисуя арабов чуть ли не жертвами «кремлевских мудрецов»: «Советский Союз будет продолжать посылать замороченных молодых арабов на смерть, возможно, еще лет пятьдесят, пока те не поумнеют и не откажутся играть роль пешек в старой, как мир, Большой игре за влияние». Сейчас такая оценка представляется весьма наивной… В послесловии Вук даже считает необходимым извиниться перед читателем за то, что арабы получились в романе достаточной сволочью: «Хотя я и позволял себе импровизировать разговоры и выступления израильских руководителей, я всегда старался гарантировать, что ни одному из арабских руководителей не приписано ни одного слова, которое не цитировалось бы в исторических документах». Автор данного текста, знакомившийся с арабской позицией в арабских же оригиналах, имеет об этих господах куда более скверное мнение… Впрочем, это совсем другая история.
Зато где внутренний цензор писателя полностью отключен, так это в описаниях пресловутого «мирового сообщества» – дипломатов и ооновцев, к которым так любит апеллировать политкорректная «тусовка». Подлость этой своры поистине не знает предела. Все дипломаты в романе Вука – «мюнхенцы», всегда готовые заплатить еврейской кровью за арабскую нефть; ООН – совершенно аморальная организация, большинство в которой по определению составляют представители тоталитарных и «коммунацистских» режимов. Здесь с наибольшей яркостью проявляется сильная сторона американской массовой литературы: лощеный тип, утверждающий, что с дьяволом «можно и нужно договариваться», непременно окажется главным подонком.
Отсюда естественно – раз уж речь идет о еврейском государстве – протягивается мостик к Холокосту. Почему евреи не оказали сопротивления и шли, как скот на бойню? «Они полагались на нееврейскую власть, веря, что та является гарантом законности и порядка… Мы тоже полагаемся на правительство, но это наше собственное правительство, наш собственный Сион, наши собственные танки, и, наконец, мы полагаемся на самих себя».
Когда Герман Вук писал эти слова (в 80-е годы), он писал их, наверное, только для Израиля и для евреев, вечных козлов отпущения «мирового сообщества». Тогда, если вы не забыли, еще была в силе позорная резолюция ООН «о расистской сущности сионизма». Потом мы в России тоже прошли через это (да и не мы одни – есть что сказать и сербам, и македонцам…). До сих пор «политкорректная тусовка» облизывает закаевых точно так же, как она облизывает арафатов, призывает «договариваться» с террористами-палестинскими, чеченскими, албанскими… Ответ может быть только один – тот самый, который с удовольствием живописует Герман Вук в последней, четвертой части своего романа – «Шесть дней».
Короче – книга доставляет удовольствие. Не то удовольствие, какое доставляет изысканная литература, – другое. Если хотите, вызывает моральное удовлетворение. В наше время, когда политкорректная «пятая колонна» едва ли не монополию себе взяла – читать мораль по поводу и без повода, особенно приятно прочесть книгу, написанную с нормальных позиций.