Rambler's Top100
Рецензии на книгу





«Крепость над бездной. Терезинские дневники 1942-1945» — Елена Макарова, Сергей Макаров, Екатерина Неклюдова, Виктор Куперман




вернуться к списку рецензий на эту книгу



[21 декабря 2003 г.]
Письма мертвых людей
Автор: Александр Острогорский

Я знаю, почему не удалось снять ни одного удачного фильма о Холокосте. В кино должны быть история, сюжет, герой. Интрига, завязка-раз­вязка. Можно снять фильм про одного человека: спасающего евреев, спасающегося еврея, губящего евреев, погибающего еврея... Как снять фильм про все шесть миллионов? Или хотя бы про 150000 заключенных лагеря Терезин?

Терезин был одним из са­мых странных и страшных эпизодов Холокоста. Чешский городок, превращенный немцами в транзитный лагерь, названный Эйхманом «маленьким сионистским экспериментом». «Здесь можно было бы жить среди образованных и интеллигентных людей, если бы не страх быть отправленным дальше», — отвечает ему заключенная Фридл Дикер-Брандейсова. Дальше - это в лагеря смерти: Освенцим, Дахау.

Терезин просуществовал с 24 ноября 1941 года до 8 мая 1945-го. Последние люди покинули лагерь в ноябре 45-го — полгода советские, чешские и врачи из заключенных справлялись с эпидемией тифа. За эти годы через лагерь прошло сто пятьдесят тысяч человек, больше половины было отправлено в лагеря смерти: кто - спустя несколько дней, кто - спустя месяцы, кому-то «повезло» прожить в Терезине годы. Около 35 000 погибло от голода и болезней. Из 15 000 детей, проживавших в Терезине, выжило 92.

Да, если бы не транспорты в Освенцим, если бы не страшная плотность населения, если бы не эпидемии тифа, уносившие по сотне людей в день, если бы не казни и унижения, если б не лагерный распорядок.

Привычные жизненные условия были разрушены, вместо них возникала какая-то абсурдная, извращенная жизнеподобная формация, какая и не снилась классикам истмата. «Наш лагерь был рассчитан на смерть, — рассказывает Йоэеф Мануэль, — и при этом организован  для жизни. Этакий мутант, с головой убийцы и телом жертвы, фашистская голова давала приказы еврейскому телу, а оно, в свою очередь, должно было найти такую форму существования, которая не позволила бы ему разрушиться. В этом-то и состоял весь абсурд... Евреи были весьма талантливы и смогли продержаться сравнительно долго». Люди подымались до каких-то невозможных высот духа и также низко падали. Лекции по истории, философии, религии: всего 2300 лекций от популярных до узко­специальных. Воровство и предательство, сотрудничество с СС, в тифозном бараке девочка отказывается поделиться лимоном с умирающей подругой, а в административном идет нелепая борьба за власть. Театр: было поставлено более 600 спектаклей, кукольный, драматический, любительский и профессиональный, детский и кабаре, Чапек, Шекспир, Гете, Гоголь, Лессинг. Еврейская администрация составляет списки на «рабочие транспорты» (немцы не говорили, что евреев везут в печи, но фатальность направления на транспорт всеми ощущалась): каждый стремится вырвать из списка своих детей, родителей, друзей — зная, что вместо этих людей поедут другие. «Король Лир», обсуждение творчества Агнона, смерть от тифа, футбол, концерты, очередной транспорт в Освенцим, юмористическая газета «Пятничный шалом», лекция «Психология альпинизма», казнь.

Этой книгой издательство «Мосты культуры» только начинает знакомить русскоязычных читателей с терезинской трагедией. В следующих томах — дети в Терезине, образование в Терезине, искусство в Терезине, И снова — смерть, страх, надежда.