Rambler's Top100
Рецензии на книгу





«Крепость над бездной. Терезинские дневники 1942-1945» — Елена Макарова, Сергей Макаров, Екатерина Неклюдова, Виктор Куперман




вернуться к списку рецензий на эту книгу



[18 июля 2003 г.]
Все это - «Крепость над бездной»
Автор: Евгений Попов

Группа исследователей во главе с писательницей Еленой Макаровой много лет готовила к печати объемный том под названием «Крепость над бездной. Терезинские дневники 1941—1945». Специальный корреспондент «Столичной» писатель Евгений Попов делится впечатлениями от чтения этой странной и страшной книги, вышедшей недавно по-русски в издательстве «Мосты культуры»/Gesharim и отпечатанной в Москве, на улице Фридриха Энгельса.
Суть дела в том, что господа нацисты создали во время Второй мировой войны в крохотном городке Терезин, что всего лишь в шестидесяти километрах от Златой Праги, уникальное человеческое поселение, целиком наполненное евреями. Евреи из Чехии, Австрии, Германии, Голландии, Франции и других стран. Евреи старые и молодые. Пролетарии и буржуа. Титулованные бароны и коммунисты. Дельцы и крестьяне. Военные, артисты, врачи, художники, калеки, слепые, глухонемые. Всем им был обещан «уютный пансионат на берегу Эльбы». Военный преступник Адольф Эйхман сентиментально называл Терезин «маленьким сионистским экспериментом для будущего еврейского государства». Туда приезжал международный Красный крест. Был спят фильм «Город, который фюрер подарил своим евреям». Из 152 тысяч, прошедших через Терезин, к концу войны в живых остались считанные людские единицы, остальные погибли в самом «пансионате» или сгорели и газовых печах... Такие дела. Казалось бы, что нового может сказать эта книга жителям России, пережившим революцию, ГУЛАГ, войну и потерявшим в своих коммунистических лагерях миллионы собственных душ? Оказывается, может. И причина этого не в цифрах, проклятьях, предостережениях, заклинаниях, а в деталях.
Ибо изощренное устройство Терезина базировалось в первую очередь на «человеческом, слишком человеческом», когда факты жизни в принципе должны уничтожать любую надежду. Ну что можно было ожидать после ритуала транспортировки мирных обывателей в Терезин, жители которого, согласно приказу другого военного преступника оберштурмбанфюрера СС доктора Зайдла, должны были приветствовать любое лицо, носящее немецкий мундир, чешских жандармов, управление 1 лагеря «снятием головного убора» и непременно «принимать вид провинившегося»? Как можно было на что-то надеяться, когда даже попытка отправить нелегальное письмо каралась смертью, и в гетто одновременно были запрещены и аборты, и презервативы? Когда любая глухая весть о гибельном Освенциме, куда шли и шли транспорты из Терезина, воспринималась как «гнусная пропаганда союзников» или бред умалишенных? «Человеческий разум, похоже, настроен на то, чтобы игнорировать свою судьбу, когда она становится неизбежной», — меланхолически замечает один из выживших, и он, к сожалению, прав.
Вот почему в городе существовало еврейское самоуправление, полиция, суд, тюрьма, почта, собственная валюта «гетто-крона», утвержденная в Берлине, и даже банк, где было открыто 79 тысяч счетов, но войну пережили лишь четыре процента вкладчиков. Здесь ставились спектакли, была написана опера «Император Атлантиды», существовали кабаре и джаз, начисто запрещенный в Третьем Рейхе. Художница Фридл Дикер-Брандейсова учила детей рисовать, эстет Вилли Малер мучился от ревности перед тем, как погибнуть в Дахау, «утром ходил купаться, а потом плавал в бассейне в центральной бане». Голод, конечно же, болезни, вши, нечистота, но и — жизнь. Жизнь вопреки всему. С ее мерзостями, пороками, низостью, но и высшими воспарениями духа и плоти.
Пятнадцатилетняя художница и писательница Вера Сегерова в 1942 придумала рассказ, действие которого происходит в 2890 году. Герой рассказа делает вывод, размышляя о XX веке: «Истории, дошедшие до нас с той поры и считавшиеся выдумкой, вполне могли быть правдивыми, а люди, считавшиеся сумасшедшими, вполне могли быть нормальными». Я согласен с ней, что текущее время есть век транзитного человечества, едущего из пункта Рождение и пункт Смерть и на минутку останавливающегося в собственном Терезине. И рад, когда она, даже находясь в этом образцовом перевалочном пункте на пути к гибели, все же считает, что 2890 год непременно будет. Так вроде и Фридрих Энгельс считал, хотя по многим другим вопросам у меня с ним большие разногласия.
Р.S. В прошлом году известный порноактер и продюсер Роберт Розенберг создал свой новый скандальный фильм. Часть его была снята в бывшем концлагере Терезин. «Мой фильм - посильный вклад в борьбу с неонацизмом. Фашисты — подонки и мерзавцы, это видно из ленты. Партизаны и русские — герои. Евреи - жертвы. Картина реалистична, все показаны такими, какие они есть», — сказал Розенберг журналистам.