Rambler's Top100
Рецензии на книгу





«Путеводитель по миру каббалы» — Александр Рыбалка




вернуться к списку рецензий на эту книгу



[19 декабря 2006 г.]
Рецензия на сайте http://www.nork.ru/creation/reviews06.html#149
Автор: Дмитрий Попов

Слово "каббала" волнующе действует на любого, интересующегося мистикой, что уж говорить об обычном человеке. И если в мистику стремятся люди, которым, скажем так, наскучила обыденность (хотя этого явно недостаточно, чтобы стать настоящим мистиком), то в каббалу устремляются те, кому и в мистике вдруг становится скучно. Однако, как правило, такие "мистики" никогда не добиваются каких-то ощутимых успехов. Сами они объясняют свой провал по-разному, но, скорее всего, всё дело кроется в том, что, как как об этом говорится в редакторском введении к рецензируемому изданию, "изучение каббалы - внутренней, сокровенной части еврейской духовности - в отрыве от сокровищницы традиционных знаний и этических принципов не только малопродуктивно, но и во многом опасно - оно может привести ко многим заблуждениям и ошибкам" (стр. 6). Действительно, по прочтении этой книги любому мистику, метафизику, оккультисту и т. д. должно стать окончательно понятно, что для того, чтобы ему заняться (по умолчанию - серьёзно заняться) каббалой, ему необходимо стать евреем. Не больше, не меньше. Все "нееврейские" занятия каббалой есть либо просто увлечение, которое ни к чему не приведёт, либо, в лучшем случае, довольно-таки серьёзная гимнастика для метафизического ума. В каббале можно найти (или попытаться сформулировать самому) метафизическое обоснование практически любого, даже самого пустякового действия из обыденной жизни еврея, и занятия (нееврея) одной только теоретической каббалой без соблюдения норм и правил поведения порядочного иудея будут сродни исследованиям современного учёного, который по тем или иным причинам не удосужился провести ни одного эксперимента. Сам автор "Путеводителя", Александр Рыбалка, знаток не только каббалы, но и других мистических и метафизических (в том числе и современных) течений, конкретизирует требования к неофиту-каббалисту: "Изучение каббалы невозможно без выполнения определённых условий. Прежде всего, это владение ивритом, может быть не совершенное, но достаточное для чтения и понимания. Нужны основы арамейского языка - базисная терминология каббалы строится на Зогаре, а он написан на арамейском языке, который был разговорным в Земле Израиля в период Второго Храма. … И разумеется, изучение каббалы невозможно без основательного знания Танаха - Пятикнижия, пророков и Писаний" (стр. 97). В общем, мало не покажется. И далее по тексту Рыбалка снова неоднократно предупреждает (можно прямо так и сказать - стращает) читателя о том, во что тот вознамерился ввязаться. Например: "Для того, чтобы глубоко понять суть каббалы, необходимо хотя бы раз испробовать какие-нибудь медитационные практики на себе" (стр. 127). Вот именно, в каббале довольно развита и техника медитации. Вообще (мы чуть-чуть отклонимся от темы), читая эту книгу, понимаешь, почему еврейские традиционалисты (в частности, Авигдор Эскин) утверждают, что они могли бы запросто договориться с исламскими традиционалистами в обход всех политических перипетий. Главы о практической каббале (восьмое и девятое путешествия) выявляют довольно очевидное сходство между каббалистскими и суфийскими техниками. Вот только суфизм более понятен и тем более приемлем для человека, чьё мышление можно охарактеризовать как западное. Каббала - гораздо более специфическое мистическое направление, нежели суфизм. Содержимое книги строго отвечает её названию "Путеводитель по миру каббалы". Это не учебник, не пособие, а скорее некая обширная вводная лекция: "Мои краткие замечания предназначены лишь для того, чтобы обрисовать … предмет изучения" (стр. 224). (Однако, это вовсе не означает, что к чтению "Путеводителя" не стоит относиться серьёзно: "Я бы посоветовал после каждого прочитанного абзаца останавливаться и всесторонне его обдумывать. Каббала станет для вас понятной только в том случае, если вы будете о ней размышлять, если вы часто будете думать об именах Бога, сфирот, духовных мирах", - стр. 81.) Всё это замечательно, несмотря на лишь ознакомительную сущность работы, однако, лично нас сразу насторожило замечание, сделанное автором в начале "Путеводителя": "То, что описано в этой книге, рассказ не о той каббале, какой она была две тысячи, или тысячу, или хотя бы двести лет назад. Это та традиция, какой она дошла до наших дней, какой её понимают современные люди вроде меня и вас" (стр. 13). Мы бы, если честно, и не заметили, что обозревая в книге каббала не "та самая", а лишь "какой она дошла до наших дней", если бы не манера изложения материала. Для такой серьёзной темы - Традиция - автор слишком часто задаёт фривольный тон и слишком часто выставляет на передний план свою личность. Кому-то может показаться, что мы излишне придираемся, но если имя Рене Генона для вас что-то значит (при этом сами мы вовсе не считаем себя традиционалистом), то вы нас поймёте. Юмор пошиба "жёлтой прессы", который частенько позволяет себе Рыбалка, если не задевает, то уж точно вызывает неприязненное недоумение: "гагат [камень - цитируется путешествие двадцать второе "«Камни милости». Драгоценные камни в каббале"] предохраняет от выпадения зубов (правда, если вы встретитесь с Майком Тайсоном, от выпадения зубов вас не спасёт никакой камень, кроме булыжника" (стр. 318). "Современным каббалистам тоже известна тайна этой таблички [при помощи которой один рабби разогнал свой корабль до страшной скорости] , и я мог бы привести её текст, но опасаюсь, что читатели станут использовать её в своих личных автомобилях" (стр. 28), - увы, практически все предупреждения Рыбалки о том, что каббалой нельзя пользоваться "просто так", тем более людям неподготовленным, ибо "практическая каббала - это всегда выход за пределы природы" (стр. 211), похожи скорее на бравирование тем, что он, маститый каббалист, знает какие-то секретные техники, но читателю, вроде как из принципа "от греха подальше", он ничего не скажет (например, стр. 134, 288). В главе, посвящённой сну (десятое путешествие), Рыбалка совсем уж распоясывается, стремясь продемонстрировать свою причастность к эзотерическому знанию. Можно, конечно, списать все эти остроты и хвастанья на т. н. издержки популяризации (ведь с людьми нужно быть проще), но популяризацией можно было бы заниматься и с более солидным видом. Если уж ей вообще заниматься. Юмор, опять же, нигде не помешает, но нужно всё-таки знать меру - и в разговоре о Традиции тем более. Рыбалка, частенько указывающий на то, что то или иное высказывание какого-нибудь именитого рабби не стоит воспринимать буквально, похоже, сам буквально воспринял хасидскую мудрость: "Будь всегда радостным, и связь с Богом придёт сама собой. Нет большего греха, чем уныние" (стр. 118). Радость радостью, но, мы повторимся, нужно всё-таки знать меру - и в разговоре о Традиции тем более. Радость радости рознь - радуйтесь, никто мешать не будет, но зачем "по-жёлтому"? У Рыбалки есть и другие "издержки популяризации", к которым лично мы так и не смогли определить своё отношение. Вот небольшая подборка таких "спорных элементов": "Сфирот, говоря языком информатики, есть средства описания информационного потока, исходящего от Всевышнего" (стр. 36); "Попробуем смоделировать мир Ацилут. Возьмём аквариум, доверху наполним его водой. Пускай там ничего не будет - ни рыбок, ни водорослей. Мы видим, что внутри аквариума никакой структуры нет - вода изотропна, то есть её свойства одинаковы по всем направлениям. Если мы добавим туда ещё несколько капель воды, то они тут же перемешаются с основной массой. Таков и мир Ацилут" (стр. 47); " [Душа в соответствии с каббалой - ] Сложное устройство! Не душа, а кассетная боеголовка какая-то" (стр. 56); "Основная задача Тиферет - это обслуживание сфиры Малхут (как министр тяжёлой промышленности обслуживает тяжёлую промышленность, но никак не наоборот)" (стр. 80); "А сейчас давайте попробуем представить себе … систему сфирот не в виде дерева, а в виде системы труб, по которым течёт вода" (стр. 181); "Десять заповедей, написанных на скрижалях, являются своего рода «зип-файлом», в котором сконцентрировано и запаковано всё - описание существования всевышнего, 613 заповедей, возложенных на коллективное мистическое тело еврейского народа, и вообще вся Тора" (стр. 240). Мы не можем отрицать, что без таких техногенных сравнений (но больше всего, если честно, наше воображение поразило телевизионное разъяснение способности души праведника одновременно пребывать в нескольких местах - стр. 65) очень многое было бы совершенно непонятно, и что автор всего-навсего говорит на языке, понятном современным людям, что эта и есть та каббала, "какой она дошла до наших дней". Проблема состоит в том, в праве ли мы, современные люди, так вольно обходиться с Традицией, фактически подстраивая и подгоняя её под сегодняшний день, под наше нетрадиционалисткое и техногенное сознание? Останется ли Традиция Традицией, если к ней подойти не с угольником (хоть бы и масонским), а с лазерным дальномером? Скорее всего - нет. К нашему великому огорчению, и эта слишком развязная для такой тематики манера общения с читателем ("сфирот - штука довольно абстрактная", - стр. 137 - "штука" !!! а?), и эти постоянные техногенные поправки на "нормальную" жизнь существенно портят атмосферу книги. Можно ли воспринимать серьёзной претензию на Традицию, если, к примеру, рассказывая о древних медицинских рецептах, автор вдруг как бы спохватывается: "Ни одного из этих советов я приводить здесь не буду - в наше время на это есть врачи" (стр. 218). Зачем тогда вообще все эти разговоры об астрологии, амулетах и рецептах? Каббала - это Традиция. Но с Традицией так: по ней либо живут, либо не живут, а когда оказываешься между этими двумя крайностями, то тогда, разумеется, тоже оказываешься вне Традиции. "В наше время на это есть врачи", - а душу в наше время, между прочим, так и вовсе телевизором "лечат", так что? С другой стороны, очень может быть, что непонятые нами грубые материалистические сравнения, равно как остроты и хвастанья, являются следствием традиционного еврейского менталитета и характера, и потому попрекать ими автора просто-напросто глупо. Рыбалка достаточно часто приводит примеры, так сказать, материалистической мелочности именитых каббалистов (например, история про любавичского ребе на стр. 105). А после такой фразы: "Наш стол [для трапезы] - это своего рода вентиль, точка соединения, через которую благословение из миров духовных нисходит в мир материальный. А поэтому очень важно, чтобы этому перетеканию ничего не мешало" (стр. 203), - ничему, наверное, удивляться не стоит (естественно, Рыбалка детально разъясняет метафизическое содержание процесса связи стола с духовным миром). Наверное, неевреям всего этого никогда не понять. Через всю книгу проходит тема Храма - как в исторической, так и в грядущей перспективе: "Да будет он отстроен вскорости, в наши дни" (стр. 42), или: "…такие события, как приход Машиаха и постройка Третьего Храма, нам придётся смотреть наяву" (стр. 157). И хотя уже само по себе пожелание восстановить Храм в силу известных обстоятельств можно расценивать как призыв к войне, скорее даже к мировой, в целом политкорректность в "Путеводителе" соблюдена. Хотя пару раз политика таки пробивается в этой книге (стр. 224, 267, 352). В общем, подытоживая, последняя работа Рыбалки - это именно путеводитель, но это достойный путеводитель. Нам очень нравится его содержание, только форма подачи материала не нравится. Если кто-то решит разузнать поподробнее (без далеко идущих замыслов), что же такое каббала, то мы бы порекомендовали ему именно эту книгу. А если кто-то по каким-то причинам решит серьёзно заняться каббалой, то мы снова рекомендуем начать с "Путеводителя по миру каббалы".