Rambler's Top100


GESHARIM :: Мосты культуры :: Еврейская книга на русском языке

GESHARIM :: Мосты культуры :: Еврейская книга на русском языке
GESHARIM :: Мосты культуры :: Еврейская книга на русском языке












Русскоязычная версия






Издательство
Издательство

Редакция

Распространение

Направления деятельности

Наши линки

Гешарим в СМИ
Книги
Книги

Новинки

Готовится к выпуску

Авторы

Купить книги
Журналы
Журналы

«Еврейский книгоноша»
События
События

Мероприятия

Выставки

Презентации

Рассылка новостей






























Нравится ли Вам наш сайт и достаточно ли он функциональный?










Да, нравится
Так себе
Многое спорно
Нет, не нравится













результаты предыдущих опросов


























События /  
Архив событий



19 сентября 2004 г.
Рецензии на книги издательства в газете "Вести"

Даниэль Клугер - Вавилонская библиотека

Логична ли Катастрофа
Имре Кертес. "Кадиш по нерожденному ребенку" Изд. "Текст" - "Гешарим", 2004

После Освенцима писать нельзя. Освенцим - конец прогресса. Эти максимы разделяют многие деятели культуры, особенно те из них, кто оказался обожженным ХХ веком. Те из них, кто продолжал или пытался продолжать писать книги, так или иначе молчаливо подразумевали, что пишут либо обвинительные заключения, либо завещания. Таким был умерший два года назад израильский писатель Кацетник. Таким был итальянский писатель Примо Леви, покончивший собой в середине 1960-х.
Имре Кертес, Нобелевский лауреат 2002 года, пишет не приговор и не завещание. Как ни покажется странным, он пишет своеобразное оправдание Катастрофы. Не возмущайтесь, господа, Кертес не оправдывает газовые камеры, крематории и нацистские идеи. Речь о другом. Названные выше (и не названные, но подразумеваемые) деятели культуры видят в геноциде евреев, осуществленном гитлеровской машиной, чудовищный диссонанс в "симфонии человеческого разума", остановку прогресса, гигантский алогизм. Вот с ними-то и полемизирует венгерский писатель. Им он адресует беспощадное утверждение: нет ничего логичнее Катастрофы. Вся история человечества последовательно шла к Катастрофе. И это страшное явление не только не противоречит прогрессу; оно - часть того процесса, который то ли по слепоте, то ли по недомыслию либералы называли и называют прогрессом. Холокост - логичное и гармоничное звено прогресса.
И увы, не конечное. Холокост сегодня столь ярко действует на чувства потому лишь, что он уникален. Но Холокост, как утверждает Кертес, имеет тенденцию повторяться.
Я намеренно не рассказываю сюжет книги. Собственно, название говорит само за себя: "Кадиш по нерожденному ребенку". А суть вкратце такова: можно ли позволить себе роскошь после Освенцима иметь детей? Или же это вопиющая безответственность - увеличить число будущих жертв?
Прочтите повесть Имре Кертеса, венгерского еврея, прошедшего Освенцим и ставшего писателем. Еврея, обосновывающего повторяемость Катастрофы и живущего в Германии – на земле, откуда вышла смерть.

В поисках еврейской утопии
"Три еврейских путешественника"

Некогда евреи отправлялись в дальние края по тем же причинам, что и христиане или мусульмане: проложить торговые пути, оценить коммерческие возможности контактов с экзотическими и не очень землями, попытаться установить дипломатические отношения и т. д. Плюс, разумеется, "щекотливые", как их называют, поручения государей, сиречь - разведка. Словом, военные, политические и экономические интересы государств, гражданами которых они являлись (с учетом, разумеется, и собственной выгоды).
Но была в этих странствиях (а евреев-странников в средние века и в новое время было множество) еще и особая, сугубо еврейская причина.
Со времен завоевания Северного (Израильского) царства ассирийцами и по сей день не перестает волновать евреев тайна исчезновения десяти колен - тех, кого ассирийцы угнали в плен и на место которых переселили жителей других завоеванных регионов Передней Азии, давших впоследствие начало самаритянам. То и дело возникали слухи о том, что угнанные потомки североизраильских племен - колен Дана, Менаше, Ашера, Эфраима и других - живут и благоденствуют в неких отдаленных местах, что они, в свою очередь, ищут своих соплеменников из Южного царства - потомков Иуды и Биньямина, что вот-вот придут на помощь к ним, угнетаемым "эдомитами"-христианами и "измаильтянами"-мусульманами...
Слухи эти в неменьшей степени, нежели стремление наладить выгодную торговлю, стимулировали деятельность евреев-землепроходцев. И потому читатель ныне вышедшей книги "Три еврейских путешественника" имеет возможность не только увидеть различные области Европы, Азии и Африки глазами средневековых евреев, но и окунуться в мессианские ожидания IX - XII веков, которыми буквально пропитаны путевые заметки Эльдада Данита, Вениамина (Биньямина) из Туделы и Петахии Регенсбургского.
Загадочная личность Эльдада Данита, история которого чем-то напоминает историю "еврейского принца" Давида Реувени, связана с проблемой исчезнувших колен напрямую - он и себя в записках аттестует как представителя колена Дана. Может быть, самые яркие и поэтичные страницы его книги - это описание таинственной чудесной реки Самбатион - бурной и непереходимой в обычные дни, но стихающей по субботам, когда евреи, живущие за нею, не могут ее перейти вброд, не нарушая святости праздника.
Казалось бы, Биньямин из Туделы менее легендарен и более известен, чем его предшественник. Но и его дорожный дневник в последнее время стал рассматриваться некоторыми исследователями как утопический роман в форме путевых заметок. Так что по сей день историки спорят, кем считать еврейского автора - предшественником Марко Поло или предтечей Джонатана Свифта. Тут, правда, следует оговориться: и в книге Марко Поло чудес и небылиц хватает, причем значительную их часть автор просто сочинил. Тем не менее, венецианского путешественника никто не заподозрил в обмане. Конечно, самое время было бы объявить отношение к Биньямину из Туделы происками антисемитов, но ощущение нереалистичности происходящего связано скорее с тем, о чем я писал вначале, - с мессианским характером еврейских путешествий.
Третьим путешественником, чьи записки представлены в книге, стал рабби Петахия Регенсбургский - и это, пожалуй, наиболее достоверная часть еврейского "романа путешествий". Но и он, говоря о разбросанных по всему свету крохотных еврейских общинах, пишет: "Когда Господь вспомнит о нашем изгнании и вознесет рог помазанника своего, тогда каждый выступит вперед и скажет: "Вот я поведу израильтян и соберу их".

вернуться к оглавлению архива













Copyright © 2003—2019 Гишрей Тарбут / Мосты Культуры
E-mail: office@gesharim-msk.ru

Rambler's Top100